top of page
Голландский Павел Иванович

Голландский Павел Иванович

1861 - 1939

"Надо спешить спасать то, что осталось от памятников: время не ждет и день за днем стирает остатки этих свидетелей прошлого."

Из выступления архитектора П.И.Голландского на II Конференции археологов СССР.
Херсонес,  сентябрь 1927 г.

Биография

Аксайская, Александровская, Новочеркасск (1861-1883)

   

    Павел Иванович Голландский родился 14(26) декабря 1861 года в станице Аксайской Области Войска Донского (ныне Ростовская обл.) в семье унтер-офицера лейб-гвардии казачьего полка Ивана Алексеевича Голландского и его жены православной Анны Никитичны Чирвиной, дочери казачьего урядника станицы Александровской [фото 1,2].

Позднее, в семье Павла, у Ивана Алексеевича и Анны Никитичны родились еще дети: в 1863 г. сестра Екатерина и в 1865 г. брат Лев [фото 3].

     Отец Павла проходил военную службу в Лейб-Гвардии Казацком полку. Из автобиографии Павла Ивановича следует, что в 1965г. отец сильно простудился «в студеную дождливую погоду, промокнув до рубашки»(1), во время военного парада в Петербурге и умер от скоротечной чахотки в 1966 г. [фото 4].

     Мать с тремя детьми осталась без средств к существованию. Дед Павла перевез семью из станицы Аксайской в станицу Александровскую, где Павла отдали в начальное станичное училище. Потом Павла, старшего из детей, взял на воспитание его дядя, двоюродный брат матери, бывший помощником присяжного поверенного при Новочеркасском окружном суде. Дядя подготовил мальчика к поступлению в Новочеркасскую гимназию.

    В 1874 г., в возрасте 13 лет Павел поступил в гимназию. Павел учился хорошо и, будучи гимназистом третьего класса, давал уроки ученикам более младших классов и тем, кто готовился к поступлению в гимназию. Работать в столь раннем возрасте приходилось из-за нужды и из-за стремления как можно меньше обременять дядю. Мальчик очень увлекался рисованием и занимался им до конца учебы в гимназии, намереваясь поступить в Императорскую Академию художеств, но из-за того, что «курс Академии неопределенный и вообще длительный» (1), а жить было, в общем, не на что, пришлось с мечтой расстаться.  

В 1883 году закончил гимназический курс и получил Аттестат зрелости [фото 5,5а].

Санкт-Петербург (1883 - 1892) 

  В конце июля 1883 года Павел подал Прошение о приеме (003) в Санкт-Петербургского университет и в августе был принят на физико-математический факультет: в гимназии он особенно успевал в освоении математики и физики. 

     «Однако, - пишет Голландский в автобиографии, - мысль об искусстве меня не покидала. Посещение музеев и художественных выставок ... еще более усилили мое влечение к искусству».(19) Особый восторг вызывали архитектурные шедевры российской столицы. Ему очень хотелось перевестись на архитектурное отделение Академии, но необходимость содержать себя и младших сестру и брата не позволили этого сделать, так как, пишет Павел Иванович, редко кому удавалось окончить Академию за десять лет. Проучившись в университете 2 года, о чем свидетельствует Свидетельство об окончании 2-х курсов (004он ушел из университета. 

       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В этом же 1885-м году Павел подал Прошение о приеме (005) в Санкт-Петербургский Институт гражданских инженеров (ИГИ), где, как он узнал, хорошо было поставлено изучение архитектуры, профессора проводили занятия по архитектуре так же, как и в Академии, учеба длилась пять лет, а студенты уже со второго-третьего курса имели заработок.

        Институт был основан 27 апреля (9 мая по н. ст.) 1832 г. указом императора Николая I как Училище гражданских инженеров (УГИ, 1832-1842) при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий. 17 декабря 1842 г. УГИ по указу Николая I было объединено с учрежденным при Академии художеств в 1830 г. Архитекторским училищем в Строительное училище (СУ, 1842-1882) и с 1851 г. СУ было переведено в первый разряд учебных заведений Российской империи. 10 декабря 1882 г. повелением императора Александра III СУ было переименовано в Институт гражданских инженеров (ИГИ, 1882-1924). Первым директором ИГИ был уже упомянутый Р. Б. Бернгард. 17 декабря 1892 г. Институту присвоено имя императора Николая I. На рубеже XIX-XX столетий Институт гражданских инженеров превратился в крупнейший в России архитектурно-строительный вуз, готовивший кадры в области архитектуры и гражданского строительства, стал признанным центром инженерной мысли и строительной науки.

       "Кроме учебных занятий в течении года, заключающихся в слушании лекций, годовых повторениях, исполнении чертежей, рисунков, эпюр и составлении архитектурных и инженерных проектов с пояснительными записками и расчетами устойчивости сооружений, учащимся I, II, II и IV   курсов назначаются летние практические занятия, состоящие в следующем: 1) учащиеся, переходящие на IV и V курсы, обязаны быть в течении 6 недель на строительных работах с представлением отчетов по ним; 2) Учащиеся, переходящие на III курс, должны быть 3 недели на геодезической практике, состоящей в нивелировании, съемках, исследовании грунта и определении скорости течения воды в реках; 3) Переходящие на II курс обязаны представить в конце каникул полученный от Института альбом, в который должны быть зарисованы с натуры архитектурные предметы, декоративные детали и т. п. За все поименованные отчеты и альбомы выставляются баллы, имеющие значение экзаменационных отметок, полученных на переводных испытаниях" (041, стр.18).

          С 1867 г. для выпускников СУ инженер-архитекторов был утвержден нагрудный серебряный знак: выполненная славянской вязью аббревиатура «ИА» внутри увенчанного короной лаврового венка. С 1877 г. выпускники удостаивались звания гражданского инженера в чине XI-X классов, со следующего года для окончивших с чином Х класса был утвержден Знак гражданского инженера.

Прошение было удовлетворено, о чем руководство института направило Уведомление Областному правлению Войска Донского. Дело в том, что после смерти отца семья не имела возможность оплачивать обучение Павла и вынуждена была обратиться за помощью в Правление Войска Донского, которое согласно Списка войсковых стипендиатов (006) выплачивало Павлу стипендию, а согласно Свидетельства  станичного правления  (007выделяло семье ежегодно 30 рублей. Обучение проходило успешно, единственно, что могло помешать обучению это здоровье и призывной возраст Павла. Два курса, III и VI, Павлу пришлось обучаться по два года из-за болезни, а от призыва на военную службу решением Совета Института (008и в соответствии с законом Российской империи он получил отсрочку.

      Именно для прохождения такой строительной практики Павла Ивановича направили в в Киеве в Управлении архитектуры Юго-Западных железных дорог. Возможно на этих практиках и были заложены предпосылки проектов, связанных с Южной железной дорогой, а именно строительство по проектам Павла Ивановича двух жилых зданий и Товарная контора на станции «Одесса-Товарная» (  ....  )

      Во время прохождения строительной практики Павел Иванович получил предложение  поступить по окончании института на службу (037).                          

    В 1892г. Павел Иванович получил Диплом об окончании ИГИ (009). С 1867 г. для выпускников СУ инженер-архитекторов был утвержден нагрудный серебряный знак: выполненная славянской вязью аббревиатура «ИА» внутри увенчанного короной лаврового венка. С 1877 г. выпускники удостаивались звания гражданского инженера в чине XI-X классов, со следующего года для окончивших с чином Х класса был утвержден Знак гражданского инженера.

    После окончания института Павел Иванович служил в Техническо-строительном комитет Министерства внутренних дел (019, стр.1135)Техническо-строительный комитет (ТСК) был учрежден в МВД России в 1865 году. Председатель и члены комитета назначались министром внутренних дел России. Комитет занимался технической частью и строительством гражданских построек, подготовкой инженеров. Комитет составлял планы и проекты подведомственных МВД сооружений особого значения и сложности. Рассматривал и утверждал проекты, планы городов, представляемые из губернских управлений. Разрешал споры, производил ревизии проектов и технических отчетов. Создавал комиссии известных архитекторов для решения сложных и спорных вопросов.

      Некоторое время Голландский работал у известных петербургских архитекторов. 

    Впрочем, недолго: в связи с резким сокращением архитектурных работ из-за разразившейся эпидемии чумы (которой довелось переболеть и Павлу Ивановичу) ему пришлось уехать из С-Петербурга.

  Новгород (1892-1893)

В 1893г. Павел Иванович уехал в Новгородскую губернию, где некоторое время проработал в Новгородском земстве, занимаясь строительством мостов. 

Никаких фактических данных о причинах выезда именно в Новгородскую губернию и конкретики о выполняемых там работах до настоящего времени не найдено. Можно лишь предположить, что в Новгородской губернии проживали какие-то родственники Павла Ивановича. были найдены данные на выходцев из Новгородской губернии (г.Белозёрск) по с фамилией Голландский (возможно братья - Алексей Иванович и Дмитрий Иванович).  ( Голландские в Инете, строки 5-6)

Санкт-Петербург (1893 - 1898) 

Осенью 1893г. он вернулся в Санкт-Петербург и  преподавал рисование и черчение по архитектурным формам в Институте путей сообщения. Научно-педагогическая деятельность в высшем учебно-техническом заведении была, как он пишет, его «всегдашней мечтой».(20) Одновременно он работал помощником Главного архитектора "Экспедиции заготовления государственных бумаг" в Управлении Балтийской железной дороги, помощником Главного архитектора на Балтийском судостроительном заводе, участвовал в реставрации петербургских дворцов.     (Добавить о работе над дворцом Великой княгини Ксении Александровны)  

Киев (1898 - 1919)

  Однако в 1898 году Павел Иванович был вынужден покинуть столицу. Он переболел воспалением легких, получив его при подготовке к спуску крейсера «Россия» и по рекомендации врачей перебраться в более теплые края, переезжает в Киев. В это время там организовывался Политехнический институт, в который Павел Иванович был рекомендован директором Института путей сообщения.

          Киевский политехнический институт. Фото конца XIX в.
          Киевский политехнический институт. Фото конца XIX в.

          Киевский политехнический институт. Фото конца XIX в.

   Павла Ивановича Голландского рекомендовали ректору института как подходящего руководителя по рисованию, черчению и архитектуре. Открытие Киевского Политехнического института состоялось 31 августа 1898 г.

      (Добавить об участии П.И. в планировании и строительстве КПИ)

На пятый год работы  в ранге коллежского секретаря (Памятная книжка Киевской губернии на 1900 год / Изд. Киев. ГСК. - Киев) он получает степень адъюнкта, а с 1998 года работает в должности профессора кафедры архитектуры. Его курсы «Архитектурные формы», «История архитектуры», «Римские классические ордера» были изданы Политехническим институтом.

  Он изучает зодчество эпохи Киевской Руси. Как ученый секретарь Киевского общества истории, археологии и искусства, занимается реставрацией памятников средневековья и археологией: участвует в раскопках у Десятинной церкви, у Золотых Ворот, усадьбы Софийского собора, церкви Спаса на Бору, собора в Выдубичах, выступает с докладами по результатам этих работ.

    (Добавить ссылку на Известия Императорской Археологической Комиссии)

 Важную роль в совершенствовании его образования и формировании научных интересов сыграли поездки, предпринимавшиеся им летом, во время каникул, в Европу - Францию, Германию, Италию, где он углубленно изучал западноевропейское зодчество.

  В 1900 году  Павла Ивановича командируют на всемирную выставку в Париже для изучения архитектурных и инженерных сооружений, а также для ознакомления с организацией пассажирских вокзалов Парижа, Франкфурта, Кёльна. Эти поездки вылились в желание написать книгу по истории архитектурных форм, для которой Голландский де­лал чертежи и рисунки. 

  В то же время он продолжал трудиться и как архитектор-практик - создавал один за другим про­екты зданий: учебных заведений, магазинов, част­ных особняков, доходных домов, производственных зданий, вёл технический надзор за их строительством, разрабатывал проекты интерьеров, цветовых решений, лепных украшений. Участвовал в конкурсах на проекты зданий, которые предполагалось построить в Киеве, и сам неодно­кратно выступал в роли члена конкурсных комис­сий.     

  Среди реализованных в Киеве проектов П.И.Голландского здание для двух начальных школ (для мальчиков и девочек), выполненное в романо-византийском стиле, внутри украшенное замечательными росписями; здания торговой школы и художественного техникума; богатые особняки в Киеве и за его пределами для семьи, для семей Драгомировых, Уваровых, Терещенко, особняка Ханенко, известных российских предпринимателей, сахарозаводчиков и меценатов, доходные дома в Киеве

   В 1898 году на углу улицы Караваевской (ул.Льва Толстого) и Кузнечного Бульвара (ул. Максима Горького, Антоновича) по проекту московского архитектора П.С.Бойцова был построен изысканный особняк Александра Терещенко. Авторский надзор за строительством особняка осуществлял тогда ещё молодой архитектор П.И.Голландский, впоследствии много и плодотворно сотрудничавший с семьёй Терещенко. Он же участвовал в разработке проектов интерьеров, цветового решения и лепных украшений. На момент постройки дом имел новейшее оборудование: водопровод, паровое отопление и два лифта.

   Особняк Н.В.Терещенко в селе Денеши (ныне Житомирская область) - дворец на четыре десятка комнат, возведенный в середине 1910-х годов по заказу Н.В.Терещенко (жены к тому времени покойного Ф.А.Терещенко). Это здание характеризуется как «чудесный образец итальянского ренессанса», снабженный великолепными интерьерами, как постройка, созданная архитектором в период наивысшего расцвета его творчества. Несмотря на все сложности, связанные с проектированием и постройкой особняка, «талантливому мастеру удалось создать одно из лучших своих произведений»(22) В наше время от этого строения остались лишь живописные руины.

     Построенный по проекту Павла Ивановича особняк Н.Ф.Уваровой, дочери Ф.А.Терещенко, в Киеве (ул. Липская, 16; ныне в этом здании располагается несколько офисов) отличают роскошные внутренние интерьеры (лепка, настенная живопись).

    В 1902 г., Павел Иванович женился на Элеоноре Теодезии-Корпелии Марцельевне Чечет (фамилия по ее первому мужу), римско-католического вероисповедания; брак был бездетным, судьба первой жены Голландского неизвестна.(27)

   6 апреля 1903г. преподаватель архитектуры и архитектурного черчения Киевского политехнического института, гражданский инженер Павел Иванович Голландский был награжден Орденом Св.Станислава III ст., а 1 сентября 1906г. был произведен в чин статского советника (010).     

Орден Св.Станислава

Орден Св.Станислава

Орден Св.Анны

Орден Св.Анны

    В августе 1903г. в Киеве проходил конкурс проектов здания торгового училища. Жюри рассмотрело семь проектов. Лучшим был признан проект студента 4-го курса Санкт-Петербургского института гражданских инженеров Павла Алешина. Но сказала свое решающее слово городская училищная комиссия. Она решила взять этот проект за основу, постановив при этом просить известного архитектора П.И.Голландского, также принимавшего участие в конкурсе, "принять на себя труд по составлению окончательного проекта здания училища". Так участвующий в конкурсе проект фасада здания П.И.Голландского, который выглядел «элегантно и стильно»(23), позволил Голландскому П.И. стать архитектором здания мужского и женского училищ им. Н.А.Терещенко, на постройку которого большие средства были выделены Н.А.Терещенко и его сыном (ул. Ярославов Вал, 40; ныне Киевский институт театрального искусства им. И.К.Карпенко­-Карого).

   Еще одна из сохранившихся построек Голландского в Киеве - здание женской торговой школы, возведенное также на средства Н.А.Терещенко (ул. Кудрявская, ныне ул. Воровского, 18; сейчас там располагается Киевский университет им. Б.Гринченко).

  Ныне здания, построенные по проектам Голландского или при его участии в Киеве, входят в число памятников архитектуры, охраняемых государством. 

     Сам Павел Иванович проживал в доме №89  на ул.Большой Владимирской. До настоящего времени дом не сохранился.

    14 апреля 1913г. Павел Иванович был награжден Орденом Св.Анны II ст.  (011).      

Книга личного состава КПИ. 1908-1909гг., стр.14-15

Книга личного состава КПИ. 1908-1909гг., стр.14-15

Книга личного состава КПИ 1917г., стр.16-17

Книга личного состава КПИ 1917г., стр.16-17

   В Киеве Павел Иванович приобрел огромный практический опыт (очень пригодившийся ему в дальнейшем), здесь ему довелось работать с лучшими архитекторами и самому войти в их число.

    В начале 1914 года Голландский получает блестящее предложение - занять кафедру профессора по истории искусств древнего Востока в Киевском археологическом институте. Но успевает прочитать только несколько лекций, прервав курс из-за начавшейся Первой мировой войны. 

   В 1916г. Павел Иванович был избран помощником председателя Общества для распространения технических знаний, учрежденное группой профессоров и преподавателей Политехнического института, которое размещалось по адресу ул.Мариинско-Благовещенская, д.59.

    Судя по записям в Книге личного состава Киевского политехнического института за 1917г. Павел Иванович продолжал работу в КПИ до революции, проживая до 1919 г. на ул.Елисаветинской (угловой дом на Виноградном переулке 1). 

   Из записей на стр.88 в Памятной книге Киевской губернии за 1915г. (012)  следует, что Павел Иванович работу в КПИ совмещал с преподаванием на Киевских технических курсах В. В. Перминова (ул.Владимирская, 92-б) - специальном учебном заведении, организованном по образцу заграничных техникумов, которое начало деятельность в 1910 г. как частное учебное заведение (Киевское частное землемерное училище В. В. Перминова) на основании устава, утвержденного Николаем IІ, и подчинявшемуся межевому управлению Министерства юстиции. Содержалось училище за счет средств его основателя - статского советника В. В.Перминова, а также платы за учебу учеников. В училище осуществлялось обучение и профессиональная подготовка юношей, которые овладевали навыками работы техников (013).

   Севастополь (1919 - 1923)

В годы Гражданской войны Павел Иванович, человек далекий от военного дела и политики, решает покинуть занятый петлюровцами Киев и вернуться в родные края - в Новочеркасск, «но военные действия Гражданской войны настолько нарушили весь транспорт, что мне, - рассказывает Голландский в автобиографии, - пришлось доставиться не туда, куда я намеревался, а куда привел случай ... я оказался в Балаклаве, в Крыму, без возможности попасть в Новочеркасск или вернуться в Киев». (24)

     Это случилось в 1919 году. В такое тяжелое время он, уже немолодой человек - ему было 58 лет, оказывается в чужом краю и без средств к существованию. Благодаря рекомендациям, полученным от нескольких знакомых по Киеву, ему удается устроиться на работу в Севастополе - в Славянское товарищество пароходства и торговли. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: сопровождая груз, перевозившийся на пароходе в Константинополь, Павел Иванович получает возможность углубиться в изучение зодчества бывшей блестящей столицы Византийской империи, а заодно познакомиться с турецкой архитектурой. Сия счастливая для него пора длилась более двух месяцев.

     Когда стало известно, что Красная армия вступила в Крым, он на случайном пароходе возвращается в Севастополь (всё в том же 1919 году) и уже до конца жизни не покидает полуостров. Нельзя не отметить, что Павел Иванович имел возможность остаться за границей, как поступили, разумеется, поневоле, многие его соотечественники. Голландский же оказался в числе тех немногих, кто вернулся и остался в стране навсегда. Причем в Севастополе ему довелось жить в самые тяжелые годы - не только из-за господствовавшей тогда послевоенной разрухи, всеобщей неустроенности, разгула бандитизма, но и по причине разразившегося в Крыму в 1921-1922 годах голода, унесшего немало жизней, в том числе жизней музейных работников, фактически не имевших средств к существованию. В течение двадцати лет Павел Иванович трудится на благо Крыма, спасая от разрушения и разграбления раритеты и возводя новые постройки. Здесь он с присущей ему энергией и любовью к своему делу погружается в изучение архитектуры и искусства народов, населявших Крымский полуостров на протяжении веков и тысячелетий.

     Первое время - в 1920-1923 годах - Голландский работает в Херсонесском музее (25) в должности научного сотрудника.  

Орган музея в Севастополе СергиенкоП.А. (сл.), МоисеевЛ.А. (в центре) и ГолландскийП.И.(сп

Орган музея в Севастополе

Сергиенко П.А. (сл.), Моисеев Л.А. (в центре) и Голландский П.И.(спр.), 1923 г. 

Фото предоставлено Музеем обороны Севастополя.

В Севастополе Павел Иванович обретает семью. (27) 23 сентября 1922 года его женой становится Ольга Павловна Голландская, урожденная Пересыпкина (014). Согласно записей в метрической книге Петро-Павловской церкви г.Севастополя Ольга Павловна родилась 13 сентября 1899 года в семье священника Петро-Павловской церкви Таврической епархии г.Севастополя Пересыпкина Павла Васильевича. Восприемниками при крещении Ольги были: генерал-адьютант Копытов Николай Васильевич и жена священника Григорьева Агриппина Владимировна (015). Отец Ольги Павел Васильевич Пересыпкин родился 29 октября 1871 года. с 1893 года проживал в Крыму. В 1894г. Павел Васильевич получил среднее богословское образование и был возведен в сан священника, а затем получил высшее юридическое образование. С 1905 года по 1914 год и с 1922 года — священник, настоятель  Покровского собора,  совместно со своей супругой, матерью Ольги, Валентиной Владимировной и дочерью Ольгой  проживал на ул.Чесменской (ныне ул.Советская), д.38, кв.3 (016).  Павел Васильевич так же преподавал закон божий в частной женской гимназии А.А.Ахновской:

Соборный храм Покрова Богородицы. г.Севастополь.
Адрес-календарь севастопольского градоначальства
Адрес-календарь севастопольского градоначальства

Соборный храм Покрова Богородицы. г.Севастополь.

          17 июля 1923 года у Павла Ивановича и Ольги Павловны родился сын Олег (017).

Павел Иванович, Ольга Павловна и Олег Голландские. Фото 1934 г.

Павел Иванович, Ольга Павловна и Олег Голландские.

Фото 1934 г.

Ольга Павловна Голландская (Пересыпкина). Фото 1918 г.

Ольга Павловна Голландская (Пересыпкина).

Фото 1918 г.

    Службу в музее Павел Иванович совмещал с работой в Крымском областном комитете по делам музеев и охране памятников искусства, истории, старины и народного быта (Крымохрис)*. Музейные работники, как правило, являлись членами Крыморхиса - организации, в задачи которой входило собирание художественных ценностей, забота об охране памятников старины, формирование фондов музеев. Как работнику Крымохриса, Голландскому приходилось заниматься ревизией и ремонтом зданий крымских музеев, обследованием памятников архитектуры и их охраной. Все это было весьма хлопотно, требовало много времени и напряжения сил.

   В особенности многотрудной была его работа в годы жизни в Севастополе, когда внимание Крыморхиса было сосредоточено на изъятии ценностей во дворцах, имениях, на дачах их бывших владельцев.

*     - Крымский областной комитет по делам музеев и охране памятников искусства, истории, старины и народного быта (Крымохрис) организован в ноябре 1920 года при  Крымнаробразе и на протяжении почти всех лет его существования (комитет был ликвидирован в апреле 1927 г.) управлявшимся А.И.Полкановым.

 

Симферополь (1923 -1939)

    В 1923 году году семья переезжает в Симферополь, с лета 1923-го и до 1927 года Голландский работает в Центральном музее Тавриды одновременно в двух должностях: научного хранителя музея и заведующего художественным отделом (картинной галереей). Все свое время отдает формированию музейных фондов, созданию экспозиций, организации выставок, занимается ремонтом здания музея, бывшего до октябрьских событий 1917 года Домом офицерского собрания 51-го Литовского полка и находившегося на улице Долгоруковской, в доме № 35.(28) В 1927 году музей перебрался в дом № 18 по улице Пушкина - в прошлом приют для девочек графини Адлерберг.(29) Во время частых командировок директора музея А.И.Полканова П.И.Голландский исполняет его обязанности.(30)18 ноября 1923 года Павел Иванович становится членом Таврического общества истории, археологии и этнографии (ТОИАЭ), возглавляемого известным крымским ученым Арсением Ивановичем Маркевичем, на протяжении семи лет посещает почти все его заседания, выступает на них с докладами, непременно вызывающими интерес и обсуждение, ратует за охрану памятников истории и культуры, предлагает конкретные меры для их сбережения и реставрации*, сообщает о результатах археологических исследований архитектурных памятников средневекового Солхата (г. Старый Крым)**, в организации и проведении которых принимал самое активное участие.

    Павел Иванович был убежден в том, что для охраны памятников только административных мер недостаточно объединить усилия историков и техников. Музееведы должны знать физические и химические свойства материала, из которого сделан памятник, - это важно для изыскания способов его сохранения. Памятники необходимо фиксировать также в чертежах, рисунках, фотографиях (что сам он и делал на протяжении всего крымского периода жизни).***

    Активная деятельность в те времена, как известно, была небезопасной, тем более что Павел Иванович принадлежал к старой интеллигенции, в партии большевиков не состоял, не принимал участия в Октябрьской революции и Гражданской войне, а значит, вызывал подозрение у ревнителей новой власти. По навету заместителя заведующего Крымохриса Я.П.Бирзгала в 1924г. Павел Иванович был арестован. 

Сотрудники Центрального музея Тавриды. В нижнем ряду в центре Павел Голландский. Фото 1927

Сотрудники Центрального музея Тавриды.

В нижнем ряду в центре Павел Голландский. Фото 1927

     Следствие длилось 28  месяцев.  Дело  разбиралось Главным судом Крымской АССР и было закрыто 25 октября 1926 года  из-за  отсутствия  состава преступления, но при этом  все  же добавлялось, что оно прекращено «на основании ряда амнистий и ввиду того, что преступления, совершенные вышеупомянутыми лицами (работниками Севастопольского охриса. - Э.П.) при Врангеле и в 1922-1923 годах, в настоящее время в некоторой степени потеряли общественный интерес».(38)

   Нужно сказать, что Голландскому еще и повезло: уже в конце августа 1924 года он был освобожден из-под ареста под поручительство руководства музея и получил разрешение вернуться к исполнению своих должностных обязанностей.(38)

     Повезло Павлу Ивановичу ещё и в том, что органам ГПУ, а возможно и самому Павлу Ивановичу, не было известно о том, что его родные, брат Лев Иванович, и племянник Сергей Львович, были участниками белого движения на Дону. 

*          - Доклад  от 30 ноября 1924 г. «К вопросу об охране памятников старины» 

**       - Доклады от 18 октября 1925 г. «Архитектурные памятники Солхата: По раскопкам 1925 года» и от 10 октября 1926 г. «Медресе и мечеть Аб-дул-Азиса в Солхате». (31)

***   - П.И.Голландский «К вопросу об охране исторических памятников». «Известия ТОИАЭ», т.1, 1927 г.

Группа крымских архитекторов. В нижнем ряду в центре Павел Голландский. Фото 1926 г.

Архитектор  

    Талант, разносторонние познания и богатый практический опыт Павла Ивановича Голландского оказались очень нужным и рождавшемуся из пепла молодому советскому государству.

    В связи с тем, что к 1925 году работа Крымохриса по собиранию художественных ценностей и формированию фондов музеев в основном была завершена, и теперь его сотрудникам предстояло заняться выявлением,  охраной, ремонтом  и реставрацией памятников архитектуры,(42) понадобились профессионалы в этой области. И Голландский назначается архитектором Крымохриса. Павел Иванович как никто другой подходил для этой работы: по тем временам он был едва ли не единственным специалистом в Крыму, прошедшим добротную старую школу и имевшим опыт реставрационных работ. Он работал не покладая рук: по всему Крыму обследовал памятники архитектуры, составлял сметы на их ремонт и реставрацию, которые обязательно сопровождал чертежами с планами соответствующих построек, давал консультации по проведению этих работ и принимал в них непосредственное участие, организовывал выставки в Центральном музее Тавриды, рисовал для них афиши.

Группа крымских архитекторов. В нижнем ряду в центре Павел Голландский. Фото 1926 г.

   В 1924-1926 годах Голландский в бесконечных командировках: в Алупке - для составления сметы на ремонт Воронцовского дворца, а затем для обследования произведенных там «переделок»; в Евпатории - сначала для «переброски  ценностей» в Симферополь, потом для участия в комиссии Крымохриса по обследованию архитектурных памятников города - таких, как мечеть Хан-Джами, Текие дервишей, Караимская кенаса, Древние городские ворота ; в Судаке - для участия в экспедиции по изучению состояния его памятников, изготовления чертежей и планов тех участков Генуэзской крепости, которые подлежал и ремонту и ограждению, для составления сметы на ремонт крепости и для организации ремонтных работ; одновременно на Павла Голландского было возложено персональное наблюдение за архитектурными памятниками Судака.(45)

     Как архитектор и реставратор, он работает в комиссиях и научных экспедициях по обследованию и изучению крымско-татарских памятников. Еще в 1923 году ему были поручены ремонтно-реставрационные работы в Бахчисарайском дворце, находившемся в ведении Крымохриса (средства на их проведение выделила Российская академия истории материальной культуры). В особенности обеспокоило его аварийное состояние Соколиной башни и Зеленой мечети (Ешиль ­Джами), пришедшей «в такую ветхость, что реставрирование ее представило бы даже опасность для производящих эту работу», а на ее ремонт, считал он, «потребуется сумма, почти равная стоимости такового же нового здания».(47) Голландский резонно полагал, что необходимо как можно скорее зафиксировать общий вид мечети и ее отдельные детали, сделать обмеры, чертежи, рисунки, спасти же эту постройку уже нет никакой возможности.(48) И все-таки в 20-е годы ХХ столетия во дворце были проведены ремонтные работы, в том числе в Соколиной башне.(49)

   Павел Иванович описывал памятники, делал зарисовки, чертежи, планы, составлял сметы на ремонт историко-художественных построек Бахчисарая и его округи, в деталях фиксируя работы, которые не­обходимо произвести, и стоимость каждой из них. Работа по составлению смет требовала высокой квалификации. Об этом можно судить, например, по сохранившимся в архиве Бахчисарайского историко-культурного заповедника сметам на ремонт двух дюрбе, мечети Ешиль-Джами, Зынджирлы-ме­дресе в Салачике (предместье Бахчисарая), дюрбе и караимской кенасы на Чуфут-Кале, которые были составлены Голландским в 1926 году. К каждому документу прилагается чертеж с подробным планом соответствующей постройки.

Археология